пирамида 2 50%.png

МЕТАМОДЕРН

Homo beatus – человек Метамодерна

Метамодерн – новая «эпоха будущего». Метамодерн – эпоха «человека счастливого», homo beatus. Это период самоактуализации личности, жизни в самостоятельно сконструированном мире, создания своих полюсов социального притяжения. Задача нового человека состоит в выстраивании собственного «ценностно-смыслового универсума» и выработке собственных социальных норм. Человек Метамодерна получает новый уровень свободы – это так называемая «позитивная свобода». Homo beatus самостоятельно выстраивает свои идентичности, рисует своеобразную «карту идентичностей» – культурной, национальной – как и карту своих перемещений. Homo beatus не зависит от внешних обстоятельств, исторических, социальных, культурных условий, он – продукт собственного творения, собственных выборов, собственного отношения к жизни.

Метамодерн – «реализованная экзистенция»

Метамодерн – не эпоха «человека бунтующего» («Что же представляет собой бунтующий человек? Это человек, говорящий «нет»), это эпоха «человека счастливого», homo beatus. Это спокойное счастье жизни в уже построенном мире, «реализованная экзистенция».

Постмодерн уступает место Метамодерну – новой «эпохе будущего», когда ответ на вопрос «что дальше» – все еще открыт (и дает возможности для прогнозирования), но настроение в целом оптимистичное. Единственный определенный ответ на вопрос «что дальше», который мы можем дать уже сейчас, – дальше – будущее, или шире – «будущее есть».

«Будущее есть» – установка, идущая вразрез с настроениями Постмодерна.

Жизнь человека в эпоху Метамодерна – «предмет искусства»…

В эпоху Метамодерна самоактуализация не только обретает актуальность, но и трансформируется: сегодня сам термин выходит за границы психологии в плоскость социально-культурных явлений. Жизнь человека в эпоху Метамодерна – своего рода предмет искусства, результат творческого процесса самоактуализации.

Метафорически говоря, «нигилистские» фильмы эпохи Постмодерна, раскрывающие несовершенства окружающей жизни, но не предлагающие ничего взамен, сменяются «фильмами о самом себе»: выстраиванием жизни «как проекта», как киноленты, которую интересно смотреть, прежде всего, самому человеку.

«Позитивная свобода» Метамодерна

Новый уровень свободы, который человек получает в эпоху Метамодерна, – это так называемая «позитивная свобода», которая приходит на смену «негативной свободе» предыдущих эпох. «Позитивная свобода», в понимании современного канадского философа Ч.Тэйлора (работа «Что не так с негативной свободой?»), – это возможность и наличие ресурсов для реализации своего потенциала. «Позитивная свобода» предполагает свободу не только от внешних ограничений, но и от внутренних барьеров. «Негативную свободу», по Тэйлору, индивид обретает в результате свободы от внешних ограничений и при наличии доступа к ресурсам (при этом неважно, как он решает ею распорядиться). «Негативная свобода» опирается на «концепцию возможности» (“opportunity-concept”), а «позитивная свобода» – на «концепцию осуществления» (“exercise-concept”).

«Концепция осуществления» строится на чувстве внутренней свободы индивида и созидательном, целесообразном, разумном действии в соответствии со своим «Я». Свободу часто понимают ограниченно, только как отсутствие жестких внешних ограничений, в то время как корректнее говорить о ней и в контексте отсутствия внутренних ограничений (особенно этот контекст актуален в эпоху Метамодерна, это одна из перспективных тем современного коучинга).

Богатый и влиятельный человек, страдающий от зависимости, наделен большой негативной свободой, но позитивной свободы – выражаясь популярным языком, «свободы для» – в его жизни мало. По мнению Тэйлора, позитивная свобода с необходимостью предполагает позицию взрослого (тут можно вспомнить транзактный анализ Э.Берна и концепцию «Родителя-Ребенка-Взрослого»), способного принимать решения и нести ответственность, свободного от внутренних ограничений (непонимания себя, страха, невежественности, неспособности управлять собой, отсутствия самоконтроля, моральных ориентиров и т.д.). Думается, что отсутствие внутренних ограничений – залог осуществления «позитивной свободы» человека Метамодерна.

От психотерапии к коучингу

Рассуждая о позитивной свободе человека Метамодерна и «снятии внутренних ограничений» как обязательном условии реализации позитивной свободы, упомянем еще об одной черте эпохи Метамодерна, связанной с человеком: психиатрия (как мы полагаем, продукт эпохи модерна) и популярная в Постмодерне психология «угасают» в Метамодерне, уступают место более актуальным направлениям работы с личностью (например, коучингу).

Выше мы упомянули о коучинге как направлении работы с личностью, приходящем в Метамодерне на смену психиатрии, психотерапии, психологии (заметим, что речь идет не о замене психотерапии коучингом, а о растущей актуальности коучинга в новую эпоху, как некогда были новы и актуальны психиатрия, психотерапия, психология).

Коучинг – процесс, в котором коуч помогает коучи (клиенту) достичь определенной цели (жизненной или профессиональной), в отличие от психотерапии, нацеленной на проработку личностных проблем клиента. Достижение целей в процессе «непрерывного индивидуального и профессионального развития во имя улучшения качества жизни людей в окружающей реальности, на всех уровнях индивидуального, социального и универсального толкования бытия» – это часть самоактуализации человека Метамодерна, способ снятия внешних и внутренних ограничений в процессе становления собственной позитивной свободы.

Упомянем, что коучинг в эпоху Метамодерна имеет двоякий вектор: с одной стороны, он направлен вовне, на организацию жизни других людей – коучи (клиентов); с другой – на развитие и организацию собственной личности (самокоучинг).

Человек Метамодерна самостоятельно выстраивает свои идентичности, рисует своеобразную «карту идентичностей» – культурной, национальной – как и карту своих перемещений. Сегодня вопросы «откуда ты?» и «кто ты?» связаны не с объективной данностью, а с самоопределением. Человек Метамодерна – тот, кем он себя считает.

Человек Метамодерна – ученый.

Метамодерну свойственна идея популяризации науки. Популяризации другой, чем в эпоху Модерна: от образования «на всю жизнь» мы переходим к образованию «на протяжении всей жизни» («непрерывное образование»).

Метамодерн: конструирование своей будущей истории

Еще одна особенность человека Метамодерна, которую следует отметить (и о которой мы вскользь упомянули выше, говоря о «фильме о себе» как одной из сторон самоактуализации) – нарративность личной истории. Жизнь – не только «произведение искусства», «фильм о себе», жизнь еще и «рассказ о себе».

Нарратив как метод используется, в частности, в психотерапии в качестве рассказов пациентов о себе: «Человек, проживая свою жизнь, попутно конструирует ее историю, личную "повесть временных лет". То, какой она будет, зависит от многих условий и обстоятельств, одни из которых сложились еще до его рождения, а другие – в детстве или более позднем возрасте. […] Каждое новое событие жизни ретроспективно получает некую интерпретацию, которая обусловлена предшествующим ходом событий. Таким образом, составляется своего рода цепочка, состоящая из более или менее похожих друг на друга звеньев. Если суть такой интерпретации положительна, то человек воспринимает ход своей жизни как последовательность успешных решений и достигнутых целей, невзирая на случайные неудачи и препятствия. Если же исходная интерпретация негативна, то восприятие жизни окрашено пессимистически независимо от того, насколько в действительности человек успешен в своих действиях. Пример с двумя актерами, один из которых утверждает, что зал был наполовину полон, а другой, наоборот, что он был наполовину пуст, дает представление об этом фундаментальном различии в интерпретации одного и того же события».

Нарративность личной истории, используемая в психотерапии, характерна и для человека эпохи Постмодерна (недаром этот термин принадлежит постмодернизму). Но, думается, в эпоху Метамодерна человеку свойственен не только ретроспективный, но и перспективный нарратив: конструирование своей будущей истории.

 
 

«Счастье достижимо»

По нашему мнению, человек Метамодерна принимает четвертую максиму – «счастье достижимо» – как девиз собственной жизни, руководство к действию. Недаром в современном мире так популярны книги и тренинги о том, как обрести счастье: «общество всеобщего благополучия» сменяется «обществом счастья».

Достижение счастья в Метамодерне строится не только на познании себя и своих особенностей, но и на превращении их в выдающиеся качества. Выше мы говорили об этом как о причине смены актуальности психотерапии актуальностью коучинга: акцентуации личности требуют не психотерапевтической проработки и сглаживания, а изменения отношения к ним. То, что раньше было «негативным аспектом», «расстройством» в Метамодерне превращается в выдающиеся качества личности. Вопрос состоит в том, как использовать их для достижения счастья.

«За всю свою жизнь человек создает только один шедевр – самого себя»

Homo beatus не зависит от внешних обстоятельств, исторических, социальных, культурных условий, он – продукт собственного творения, собственных выборов, собственного отношения к жизни. «Ускорение жизни» в Модерне и Постмодерне сменяется для человека Метамодерна размеренностью и «замедленностью», которые парадоксальным образом помогают ему успевать больше, достигать большего. Человек Метамодерна свободно пересекает и преодолевает границы, осознанно применяет социальные роли, свободно меняет профессии, выбирает срок своей жизни и ее смыслы. Он – «позитивно свободная» и мультиролевая личность, ученый, метаполит, самоактуализатор; он конструирует собственный перспективный нарратив и воплощает его в жизнь.

Павел Пискарёв